<< Главная страница

ORK MCKEEN. PRITURIZE PLANINATA



"Prituri sa planinata,
che zatrupa dva ovcheria.
Che zatrupa dva ovcheria,
dva ovcheria, dva drugaria.

Pyrvi moli "Pusni mene,
Mene chaka pyrvo liube".
Vtori moli "Pusni mene,
Mene chaka stara majka".

Progovaria planinata:
"Aj vi vazi, dva ovcheria.
Liube zhali den do pladne,
Majka zhali chak du groba..."

Болгарская народная песня (1)



"Такой-то такой-то, 24 декабря сего года,..."
Отрываюсь от листа и смотрю на майора: уже седой, хотя лет ему не более сорока-сорока пяти; взгляд усталый, не злобный. Несколько секунд изучаем друг друга, потом я начинаю говорить...
У нас дома живут четыре кошки редкой породы - канадский сфинкс. Для меня, это просто кошки, члены семьи, если хотите, а для жены - еще и хобби. Она увлекается их разведением, как это сейчас принято называть; мотается с ними по выставкам, экспериментирует с генетикой и прочими атрибутами "питомника". Иногда даже удается продавать котят, стоят-то они - ого-го, не каждому по карману. А вчера позвонил председатель кошачьего клуба и сказал, что к ним обратился инвалид-афганец с просьбой продать подешевле котенка, мол, давно мечтает, а денег мало. Посовещавшись, мы с женой решаем помочь, но не продать, а подарить, благо, и кот есть подходящий - смирный с буддистским характером. И рождество, вроде как, на носу. Коту нашему чуть больше года - так получилось, что "завис" - жалко было продавать, уж больно прикольный котенок: умный и красивый. Вот и жил у нас пятым внештатным номером, на правах "маленького котенка".
Вечером, после работы, заезжаю домой, а там уже с котом прощаются - личные вещи собирают: миску любимую, домик и игрушки. Сынишка слезы утирает и уговаривает кота: "Тебе там хорошо будет, а я тебе звонить буду". Кот соглашается и лезет в сумку.
Часа полтора тащусь через весь город на восток - почти у кольцевой дороги расположена воинская часть, а рядом торчит "точка" - шестнадцатиэтажная башня - семейное офицерское общежитие. Только подрулив ко входу, обращаю внимание, что во всем доме не светится ни единого окошка. Странно... Вроде и время не совсем позднее - около десяти вечера. Выйдя из машины, отмечаю еще одну странность - тишину. Тишина полная, даже звука проезжающих невдалеке машин не слышно.
Поднявшись на пятый этаж, внимательно осматриваю ряд бронированных дверей - ни на одной нет таблички с номером. Зато много грязных следов. Подхожу к той, возле которой следов нет и нажимаю кнопку звонка. В тот же момент щелкает замок и дверь открывается - в квартире темно. "Проходите, я сейчас свет включу"
Хозяин сидит на стуле около двери. В руках держит костыли. Глаза спрятаны за темными очками. Закрывая за собой дверь наружу, чувствую, что становится не по себе. Нет, это не страх, это что-то другое... Пытаюсь засунуть поглубже собственную напряженность. Здороваемся.
У него теплая и добрая рука. Видимо, мы ровесники. Пока знакомимся, выпущенный на свободу кот исследует квартиру. Ходит и обнюхивает, я разглядываю. То, что вижу, в голове не укладывается. Я не так представлял себе все это. Спартанская обстановка: самурайский меч на стене, татами, полка с книгами и музыкальный центр. Паркетный пол чистотой напоминает плац перед принятием присяги. Нигде нет даже намека на пыль. Нигде. Маленькие фигурки - нэцке - на полке расположены в режущем глаз порядке.
Тамерлан... Русский. Детдом. Имя, насколько понимаю, принял второе. Первое не называет. Видимо, променял в Афганистане на семь лет плена. Далее биография совсем проста: возвратившись, нужно было жить. После первой чеченской воины едет по контракту в Грозный. Восстанавливать. Находит свою мину. Возвращается без глаз и с парализованными ногами. Родных нет. Последнего друга-однополчанина потерял сорок дней назад - повесился. Не пьет и не курит. Живет один на государственную пенсию - на четыреста пятьдесят рублей, которые остаются после всех поборов. Убирает квартиру сам. В магазин тоже сам - на инвалидной коляске процесс занимает целый день. Я смотрю, как он говорит - улыбается уголками рта. "Люди меня в округе знают и помогают. Деньги из сберкассы домой приносят".
Сидим на татами в комнате. Ждем кота. Я объясняю, что кошки в доме появляются двумя путями - либо приходят сами, либо их покупают; дарить нельзя - плохая примета. Сговариваемся на один рубль. Тамерлан долго вспоминает, где у него лежит именно рубль. Потом поднимается и говорит, что вспомнил - сейчас "сбегает" на лоджию - "у меня там копилка". Через несколько минут возвращается с жестяной банкой. Судя по звуку, в ней две или три монеты. Рубля нет. Соглашаюсь на десять копеек.
Оказывается, кот стоит в дверях и внимательно за нами наблюдает. Я кладу монетку в карман, а Тамерлан медленно опускается на татами. Кот прыгает к нему на колени. Умный зверь. Все понимает. Смотрит на меня, мол, приходи в гости к нам .
Я отвечаю обоим, что обязательно буду приходить. Прощаемся очень тепло.
Выхожу к бронированным дверям наружу. Замок щелкнул - я опять в будущем.
До дома добираюсь уже к полуночи. Бросаю машину на стоянке и иду к ближайшему ларьку купить водки. Не напивался черт знает сколько лет, но сегодня придется.

Получив свою бутылку, поворачиваюсь и вижу пьяного бомжа. С руками и ногами. Глаз подбит. "Дай рубль, братан, а? Не хватает." От него прет мочой и блевотиной. А меня перед глазами захлопнувшаяся дверь.За ней отсутствуют зло и ненависть. Есть надежда на себя. Даже веры нет - просто полная уверенность в ее существовании. Но, только там. Поставив бутылку на прилавок, теряю контроль над телом и чувствую боль - она обжигает руку, под которой хрустят вонючие зубы. От удара ногой бомж сгибается пополам. Окончательно добить не успеваю - слышится визг продавщицы ларька . Она орет; бомж стоит на коленях и блюет зубами на белый снег - кому-то из нас сегодня повезло.
Когда виновен ты, милиция появляется сразу - через мгновение рядом скрипит "уазик", из которого выскакивает сержант с автоматом наперевес. С минуту он равнодушно наблюдает, как я поднимаю шатающегося бомжа за ворот. У него из носа весело бежит красная змейка. Забирают обоих. Бутылку тоже.

"Такой-то такой-то, 24 декабря сего года,..."
Я кончил рассказывать. Майор смотрит на стол, где лежат протокол, мой паспорт и бутылка водки с мокрой отклеившейся этикеткой. Мне все равно. В отделении совсем тихо и слышно, как где-то капает вода. Молчим. Минут пять молчим. Смотрим на водку. Потом майор достает из стола стакан, открывает бутылку, наливает и выпивает залпом. "У меня летом сын в Чечне погиб" Я тоже выпиваю. Достаю из кошелька две сотенные бумажки. "Отдашь этому за зубы, как проспится?" Он кладет их на стол и ставит сверху бутылку, в которой еще осталась водка. Уверен - обязательно отдаст. Вместе с водкой. "Тебя до дома подвезти от греха подальше?" Я отвечаю, что пока не домой - в ночной магазин, сметаны кошкам куплю. Или "Вискас". Майор улыбается - "У меня тоже кошка есть - жена подобрала на улице. Говорят, что к счастью."


* * *

Если мы, почувствовав только выдох войны, способны убить, что же сама война делает с нами?..

25 декабря 2000 г. Москва

(1) Перевод: Станислав Ефанов, 2001 г.
Сорвались с горы
И камнями засыпаны
Два друга, два молодца,
Друзья-пастухи.

Взмолился один:
"Ты пусти меня к милочке".
"Меня- к старой матери", -
Молит второй.

Гора им в ответ:
"Эй, вы, други-приятели,
До зорьки ждёт милая,
До гроба ждёт мать".
ORK MCKEEN. PRITURIZE PLANINATA


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация